Герои погибают худыми

Герои погибают худыми

Михаил Касоев

В Верхнем квартале Гуджарати серьезные пожары с пламенем, злобно и без разбора рвущим один за другим стены, перекрытия и крыши домов малой этажности, с черной гарью и сажей, ужасающими всегда беспечное тут солнце и невыдуманной угрозой людям, - случались очень и очень редко. Потому в самом центре квартала, несмотря на энергичный красный и бодрый белый цвета, в которые были окрашены выходящие на улицу широкие деревянные ворота, - и день, и ночь тихо дремала с перерывами на еду и пиво Пожарная Часть N6. С бесполезными невысокой каланчой и «ленинской» комнатой, где начальник-гедонист периодически вынужденно и по-быстрому проводил отвлекающие от небогатых радостей жизни 1979 года тоскливые отчетные мероприятия. Чуть оживляли их только «непротокольные» замечания товарищей участников:

1. Задымление в индивидуальном подвале старьевщика Мирзы К. Устранено, несмотря на противодействие хозяина, мешавшего работе пожарного расчета вызывающей песенкой «Меня зовут Мирза, работать мне нельзя…». (Старик полностью ох.…л - замеч. участника.)

2. Возгорание чердака на ул. Жертв Интервенции в результате запуска несовершенолетними так называемых «ракет» - туго скрученной старой фотопленки, завернутой в серебристую фольгированную бумагу и подожженную с одного края. (Бл…дь, пробовал, у меня ракета не взлетает - замеч. участника).

3. Два возгорания мусорных урн на Витринном проспекте. Ликвидированы в кратчайшие сроки. Отличился боец пожарной охраны нашей части Гирэ А. (Поймать бы пид…та, который бросается непотушенными окурками - замеч. Гирэ А.)

 

К объему тела Гирэ пространство относилось с большим уважением. В карауле Гирэ поддерживал его формы, выбирая питание в каталогизированном устоявшемся меню. В день зарплаты это был предпочитаемый ассортимент расположенного неподалеку ресторана «Алхино». В иные дни – штатный ассортимент городского буфета Театра Юного Зрителя, заходя в который Гирэ всегда успевал подумать о том, что было бы очень хорошо воспитать своих будущих детей культурными людьми. Неизменной была лишь точка покупки пива с территории левобережного завода, который Гирэ вместе с боевым расчетом посещал согласно правительственного постановления об укреплении мер противопожарной безопасности не только в населенных пунктах, но и - о, мудрость ! - на объектах промышленности. Когда Гирэ и его друзья - Рамо, Пивич, Юза и Васка в чеканном застолье синхронно прикладывались к поллитровым стеклянным банкам, заменявшим пивные кружки, их переполняла смысловая общность: счастье - это «нечто, которое постоянно ускользает». Они и не подозревали, что эмпирически приходили к выводу, который француз Мишель Фуко, сделал в своей интеллектуальной книге «Археология знания» лет за десять до них.

 «Мужская у нас работа, братья, героическая!» - в тот день зарплаты в «ленинской комнате» Рамо подвесил риторическую паузу. В терпеливом напряжении Гирэ, Пивич, Юза и Васка ждали продолжения то ли тоста, то ли размышлений Рамо. «В любую минуту можем погибнуть…» Рамо внимательно и концентрированно смотрел на Гирэ. «Не дай Бог, конечно, но если вдруг погибнешь ты, Гирэ, как мы вчетвером со всеми почестями герою сможем пронести гроб с твоим телом, а?» Рамо впал в окончательную и неожиданную панику. Теперь уже и Пивич с Юзой оценивающе смотрели на лежащий на коленях настороженный живот молчавшего Гирэ. Что-то случилось со смысловой общностью…

 

 «Пошли!» - подал голос Васка. Друзья без вопросов спустились за ним во внутренний двор Пожарной Части, где чуть прикрытый сорняком обиженно лежал в ржавчине разобранный передний мост пожарного транспортного средства на базе автомобиля ГАЗ-53. «Вес где-то 130 кг, как и у Гирэ. Может, больше!» - Васка, единственный проявляя способность к действию, притащил два цельнометаллических багра без наконечников, подсунул их под мост и расставил по концам себя, Рамо, Пивича и Юзу. Гирэ ошеломленно смотрел на трагически лежащий мост. «Вира!» Но команда Васки выполнена не была. Мост издевательски без движения продолжал лежать на земле, непочтительно демонстрируя Гирэ возможное развитие неизбежных ритуальных событии.

В первый раз в жизни ему захотелось победить себя, хоть в результате он немного сомневался.

 «Я похудею. Обязательно! Даю слово, вам не будет тяжело нести меня!» Гирэ постарался показать друзьям, как он все увереннее ощущает в себе прилив непреклонной воли и верит в нее. Друзья постарались показать ему, как они «даже не сомневаются в нем». «Вот это мужик! Ты сможешь. Обязательно. Другого варианта и нет…» В  темноте почему-то казалось, что старый передний мост от ГАЗ-53 недоверчиво и осуждающе слушает их полупьяный разговор.

Михаил Касоев, фото Галы Петри (c) Friend in Georgia


Еще Гуджарати? Другие тексты этого автора:

Шавнабада осенью

Шавнабада осенью

Тбилисоба-2018: день второй

Тбилисоба-2018: день второй

0