Хочешь насмешить бога – поезжай в Грузию

Хочешь насмешить бога – поезжай в Грузию

Алексей Гусев

Когда о планах можно забыть

Известное выражение «хочешь насмешить бога – расскажи ему о своих планах» имеет прямое отношение к Грузии. Потому что Грузия и планы – две вещи несовместные. Здесь живут по другим правилам, и я даже не уверен, можно ли это назвать словом «правила». Впрочем, здесь живут, и это главное. А стало быть, неча в чужой монастырь со своим уставом ходить – для русских эта наука сейчас актуальна как никогда. Так что – едем в Грузию, чтобы насмешить бога.

С первых минут пребывания в Грузии меня предупреждали: для грузин полчаса – не время. Важный нюанс – я приехал в Грузию работать, и каждые мои полчаса, проведённые в Сакартвело, стоили папаше Дорсету, а стало быть, разбрасываться ими я не мог. Однако жизнь вносила свои коррективы: то вдруг оказывалось, что «важная встреча» - это не значит обсудить важные вопросы, но значит поговорить о жизни и немного выпить, то вместо осмотра конкретной площадки мне показывали совсем другие, то встреча сдвигалась на два, а то и на три часа.
Вскоре решение родилось само собой – нужно дать событиям происходить. То есть, не пытаться решить вопрос, стоящий первым в череде планов, но иметь перед глазами несколько вопросов и позволять их решению выстраиваться в том порядке, как это происходит. Должен сказать, это решение даётся большой кровью – особенно тем, у кого за спиной многолетняя практика в крупных международных компаниях. Но Грузия есть Грузия – и если при достаточно вольном обращении со временем и планами государство умеет весьма недурственно существовать, стало быть, есть в этом какая-то система. Нужно всего-то её понять. Но мне за всё время работы в Грузии этого так и не удалось. Однако удалось сформулировать несколько соображений, которые имеет смысл учитывать, планируя работу с грузинскими компаниями – и здесь я заведомо не хочу подчёркивать какое-либо к этому отношению, ибо устав мой, а монастырь - нет.

Деловой кодекс в Грузии
Итак, первое. Существует особый институт, назовём его «Грузинское чувство прекрасного». Оно есть в каждом грузинском человеке (возможно – вложено с рождения), и именно оно позволяет человеку в любой момент чувствовать, насколько текущая ситуация удовлетворительна в эстетическом плане. Если ситуация неудовлетворительна – нужно немедленно из неё выйти. Вот поэтому любые переговоры могут закончиться в произвольный момент, оставив важные вопросы открытыми. Поэтому праздник, который должен был пройти по вашим канонам, быстро становится на новые рельсы и развивается в неизвестном и никак не оговорённом с вами направлении. Именно поэтому вы можете пытаться продавить смету по каждой позиции и практически ничего не добиться – но согласившись со сметой и поговорив с грузинским оппонентом «за жизнь», можете получить скидку, на какую и не рассчитывали. Во многом это «чувство прекрасного» похоже на подход паровозика из Ромашково, плюющего на любые расписания ради возможности понюхать полевые цветы или посмотреть на закат. Завидное качество, если оно не влияет на ваши планы.
Второе – это примат собственной правоты. С этим просто невозможно не считаться, потому что на каждом шагу вы слышите разговоры на повышенных тонах, вовсе не означающих нарастающую взаимную агрессию (хотя и не факт). Знаете, что это? Это обычный разговор двух людей, случайно задевших ситуацию, правым в которой может оказаться только один из них. Ровно в этот момент беседующие рьяно бросаются заниматься грузинским национальным видом спорта – присвоить себе правоту в конкретной ситуации. Причём изначально это мог быть любой разговор – от того, почём яйца в каком магазине, до важного диалога на государственном уровне. Иными словами, каждая ваша встреча, любые переговоры способны выйти на эту крайне важную для национального менталитета игру. Вы можете пытаться лавировать между триггерными ситуациями – но это слалом, требующий слишком глубокого знания грузинских традиций. Вы можете пытаться дипломатически выруливать на паритет “win-win”, но вы заведомо выключены из судейства. Вы можете пробовать вернуть диалог в прежнюю канву, но что такое ваш слабый северный голос против народа, который петь начинает раньше, чем говорить? Одним словом, закладывайте на все встречи минимум вдвое больше времени и держите перед глазами важные вопросы – этот национальный спорт вполне способен увлечь и вас.
И третье –неизменная уверенность, что всё будет хорошо. Явный маркер включения этого режима – слова «никаких проблэм!», произнесённые вслед за вашим вопросом без пауз. Время насторожиться: эта бесконечная уверенность закрывает глаза вашего оппонента на детали, от которых и зависит качество вашего проекта. С другой стороны, настораживаться поздно, потому что «никаких проблэм!» означает, что картинка вашего запроса уже сложилась в голове вашего грузинского партнёра, и оспаривать её равносильно началу раунда в грузинской национальной игре, кто прав. Победить в ней – всё равно что одолеть японца в сумо. Сможете?
Теперь, суммируя эти три фактора, оказывающие ключевое воздействие на грузинский мир бизнеса, представьте, что это такое – делать большой проект в Грузии. Или не представляйте – попробуйте. В конечном итоге вам понравится. «Всё будет хорошо!»

Успокаиваться рано
Однако это ещё не всё. Когда вы сделаете ровно вдвое больше, чем рассчитывали, чтобы добиться реализации именно своего видения проекта, вас будет ждать сюрприз. Имя ему – «находчивость». Говоря научным языком, это режим, в который автоматически переходит носитель грузинского менталитета в процессе финальной доводки проекта. Дело даже не в том, что так интереснее (хотя это укладывается в контекст «чувства прекрасного»), дело в том, что – «а как может быть по-другому?»
Режим находчивости не знает границ, он присутствует во всех областях жизни. Если вы никогда не сталкивались с грузинской находчивостью, значит, вы просто не обратили на неё внимания.
Работая на очередном проекте, я столкнулся с необходимостью исследовать достопримечательности вокруг Кутаиси. Изменения в проекте произошли внезапно, и у меня оказался единственный день, который я мог посвятить этому. Увы, это был понедельник, выходной во всех национальных парках и музеях. Однако к этому проекту был подключён человек, умеющий решать вопросы, по имени Дурмишхан. Ему наш проект был не особо интересен, он даже не понимал, зачем так изощряться, когда вы в Грузии, где и так всё есть. Но в ситуацию он вник и договорился, что для меня музеи откроют.
В тот день мы ездили с Гией – душевным и интересным человеком, с которым я быстро почувствовал себя на одной волне. С ним и произошли те две истории, так замечательно иллюстрирующие грузинскую находчивость.
Гия какое-то время назад работал в полиции. Среди прочего, ему приходилось участвовать в рейдах по горам с целью отлова прячущихся там бандитов. В горы уходили на весь день, и идеальным сухпайком служила чурчхела. Однажды Гия оторвался от группы и вышел к горному озеру, внезапно оказавшись за спиной умывающегося бандита. На его боку висел автомат, закончив умываться, он сразу же увидел бы перед собой Гию. Доставать пистолет из кобуры было некогда, но в кармане лежала чурчхела, довольно старая и жёсткая. Гия приставил чурчхелу к спине бандита и смело повязал его. Потом его коллеги долго дразнили этой чурчхелой, а сам он говорил, как ему повезло, что чурчхела была достаточно твёрдой, чтобы напоминать дуло.
Эту историю Гия рассказывал мне, когда мы осматривали парк Сатаплиа. Благодаря Дурмишхану нас пустили на территорию парка, но вот шлагбаум на подъездной дороге открывать никто не собирался – и нам пришлось бросить машину, карабкаться полтора километра вверх по серпантину, а после инспекции – столько же спускаться. На обратном пути мы ещё издали увидели группу людей, что-то активно обсуждающих у шлагбаума. Рядом стояли внедорожник и микроавтобус. Стоило нам подойти, нас сразу же разобрали: грузинские водители затребовали помощи от Гии, ко мне же едва не с мольбой устремились граждане-туристы: “DoyouspeakEnglish?” Ситуация оказалась очень в грузинском духе: граждане приехали из Батуми, купив мини-тур по окрестностям Кутаиси – в плане были заявлены те самые Сатаплиа, Прометей и каньон Окаце. Но – понедельник. Я объяснил, что всюду выходной, но если подняться по дороге, сам парк можно увидеть. Граждане, будучи преимущественно пенсионного возраста, отнеслись к идее пешего подъёма более чем скептически и о чём-то заговорили на своём языке. Я услышал знакомые нотки – иврит! Сразу вспомнилась чудесная фраза про потерянные права на стиральную машину, которая будучи сказана на иврите, по-русски звучит более чем сомнительно, однако я решил остановиться на нейтральном: «Ани ламед ба университа га егудит бэ Москва» («я учусь в еврейском университете в Москве», что когда-то было правдой). Граждане оживились, и решили включить меня в дискуссию, что им делать дальше, и что можно посмотреть в понедельник. Помочь им я, естественно, толком не смог, и от нашей группы отделились два инициативных человека – ругаться с грузинскими водителями. Однако вдруг ситуация как-то сама собой разрешилась, все быстро сели по машинам и разъехались. Я спросил Гию – что, мол, произошло? – «Да они спрашивали, куда можно гостей из Израиля повезти, раз тут закрыто. Я и подсказал».
«И что ты им подсказал, Гия?» - «Сказал, пусть поедут в синагогу».

Простые выводы
И если вы дошли до точки финальной реализации проекта, когда от вас уже почти ничего не зависит, оглянитесь назад – да, работать в Грузии очень непросто. Да, никогда не знаешь, где и что может пойти не так, но знаешь, что непременно пойдёт. Да, это непрекращающийся разрыв шаблонов. Хочешь насмешить бога – поезжай в Грузию.
Но прежде чем критиковать такой подход, давайте честно ответим на вопрос: вот мы вроде как научились делать большие проекты, мы умеем организовывать их в разных странах – но разве это делает нас счастливыми? Я не беру в расчёт адреналин и дофамин, помноженный на яркие впечатления – я говорю о жизни в целом. И станете ли вы отрицать, что грузины как народ выглядят гораздо более счастливыми, чем мы? А ведь «грузинское чувство прекрасного» - то самое, из-за которого многое в вашем проекте пошло не так – имеет к счастью прямое отношение.
Я не знаю, что лучше – уметь планировать и выдерживать план, добиваясь всё лучших и лучших результатов, или – забыть про «лучше», удовлетворившись тем, что и так «хорошо». И быть счастливым, как это умеют грузины. Ну, насколько жизнь позволяет.

Алексей Гусев
фото Галы Петри
© Friend in Georgia


Другие рассказы автора

Мальчишки музыку играют

Мальчишки музыку играют

Ура! Больше нет причин сохранять трезвость

Ура! Больше нет причин сохранять трезвость

0